20:49 

заметки о Волкограде

m. smalta
Немного истории. (2)

В последний раз волки увидели Вавилу, когда на охоте погибла одна из девушек. Положили тело к его ногам:
- Предатель.
- Прощайте. Я вам больше не буду помогать. Вы мне не интересны.


О том, что именно произошло после, есть несколько версий, все они стали легендами, и каждый выбирает по себе, какой придерживаться. Говорят, Вавила холодно смотрел в ответ, а потом развернулся и ушёл. Или, что он стал особенно обидно надсмехаться над некогда любимыми воспитанниками и пророчить скорую гибель всем. Возможно, он изменился в лице, но словами потрясения не выдал и не попросил прощения. Самая "законспирированная" версия о том, что он толкнул короткую и совершенно туманную речь, значение которой расшифровалось бы через некоторое время, если бы несчастным волчишкам ярость не затмевала мозги.
В одном легенды сходятся: Вавила внятно не объяснил свои поступки.

- Предатель.
- Это - жизнь, - веско произнёс Вавила, указывая на мёртвое тело. Прозвучало удивительно противоречиво и потому не уложилось в голове у волчат. Они бросились, чтобы разорвать его, но в тот момент всего Вавилу окутало прозрачное сияние, принявшее форму яйца, от пят его до макушки, от которого отскочили удары когтей. Он развернулся, и досадливо махнув всем рукой, побрёл к раскрывшимся ему навстречу дверям. Поражённые, волчата не кинулись за ним. Расправиться с Вавилой они поклялись друг другу чуть позже, когда закопали подругу на окраине лабораторного комплекса.


Комплекс вскоре опустел полностью. Понять, куда делось столько животных и вразумлённых квазиев, было невозможно. Волки распутывали, как могли, следы, устраивали засады, чтобы понаблюдать, как всё происходит, но все известные им с рождения места и постройки словно понемногу таяли. В один из дней обнаружились открытыми настежь все корпуса, исчезли не только двери, но и бронированные ставни окон, а ветер успел намести внутрь целые покрывала из листьев. В комнатах стояла разруха: всё немногое, что осталось, было растерзано и разбито. Оборудование исчезло, по стенам поползла плесень. Почему-то осиротевшим волчатам было понятно, что перезимовать здесь они не сумеют.
Они подобрали всё, что годилось как инструменты, несколько рваных одеял, и пошли в злой лес куда глаза глядели.

О том, сколько волков было в группе (отряде, команде), судить теперь сложно. Считается, что все они были крепко дружны и очень неохотно расставались при надобности. Это мешало подчас в выполнении задач на выживание, это же их и спасало. Сколько бы их ни было, но они сумели отстроить первое волчье зимнее убежище на полянке, обнаруженной только после нескольких дней пути от проклятых лабораторий. Одни строили, другие охраняли их от вдумчиво подстерегающих медведей (что надеялись дополнить подкожные припасы перед спячкой именно этими странно неуклюжими голыми существами, от которых так и разило страхом).
Строили, охраняли, спали и охотились по очереди. Волчата перестали драться, решая споры: детство кончилось.

Их место, которое названо было "Волкам-Ограда", поначалу представляло из себя забор из необработанных брёвен: нечётные вкопаны, чётные прислонены между. В одно бревно проход, в который медведю не протиснуться. Внутри круга шалаши, постепенно переносимые на деревянный настил повыше от холодной земли., и несколько утрамбованных земляных кострищ, окружённых камнями. Волки запасали скудный избыток добычи, развешивая тушки внутри забора и рассчитывая, что холода законсервируют их, однако столкнулись с тем, что мясо легко достают мелкие куньи хищники, не опасаясь хозяев. Первые ловушки на них, идея которых, таким образом, напрашивалась, срабатывали плачевно. Иногда - трагически для самих волков.

Первая зима далась дорогой ценой: волки мёрзли, болели, получали травмы, травились незнакомыми подснежными ягодами, голодали, бывали разорваны крупными хищниками... Гибелью оборачивалось всё. Но бездействие убило бы надёжней. Хотя отчаяние порой почти одерживало победу: случилось даже голосование за то, чтобы покончить с мучениями всей колонии. Чтобы не приводить в мир детей, которые, предположительно, должны были появиться на свет летом. Чтобы все труды Вавилы оказались напрасными. Но голосование провалилось: жажда жить взяла верх. Или это Вавила наделил свои создания особенной?

Они договорились стать очень сильными и не делать глупых ошибок. Они сказали, что выживут назло Вавиле. А там как знать, может ещё и свидятся.

В тот первый в истории год (появление Унны на небе тогда пришлось на осень), случилась у группы охотников особенная встреча. Нос к носу столкнулись они со стаей, неслышно возникшей из тумана. Такие жа голодные, как и они, дикие волки имели все преимущества, и кроме того, ни капли не боялись. Здесь бы и погаснуть истоку цивилизации звейри - нет, здесь бы была точка поворота в другой её вариант! - но вперёд стаи вышла большая седая волчица, а прочие замерли, ожидая решения вожака. Она стояла и смотрела на квази-волчат. И они узнали друг друга: некоторые были её родными детьми. Бесшёрстные подростки были теперь старше большинства своих родичей в стае, однако их жизнь только начиналась. Старая волчица заплакала, и увела своих.
Ещё долго у волков существовал обычай раз в год встречаться с дикой стаей, чтобы смотреть тем, кому больше повезло в рождении, в глаза.

@темы: пазл, звероморфная раса, заметка, волкоград, работа над сюжетом

URL
   

куклы как средствие

главная